Определение Санкт-Петербургского городского суда от 07.02.2013 N 33-2252/2013

  • Дмитрий Б.
  • Дмитрий Б. аватар Автор темы
  • Не в сети
  • Руководитель юрфирмы
  • Руководитель юрфирмы
Больше
3 года 8 мес. назад #197 от Дмитрий Б.
Определение Санкт-Петербургского городского суда от 07.02.2013 N 33-2252/2013

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 7 февраля 2013 г. N 33-2252/2013

Судья: Голикова К.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе
председательствующего Ничковой С.С.
судей Бутковой Н.А. и Кордюковой Г.Л.
при секретаре И.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело N 2-204/12 по апелляционным жалобам Б., ЗАСО <...> на решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 04 декабря 2012 года, вынесенное по иску ЗАСО <...> к Б. о взыскании суммы ущерба в порядке суброгации и судебных расходов, по исковому заявлению Б. к ЗАСО <...> о взыскании судебных расходов,
Заслушав доклад судьи Ничковой С.С.,
Выслушав объяснения представителя ЗАСО <...> поддержавшего доводы своей апелляционной жалобы, представителя Б., поддержавшего доводы своей апелляционной жалобы,

установила:

ЗАСО <...> обратилось с указанным иском в суд, указав, что 02 июня 2010 года в 18 часов 30 минут на <...> водитель Б., управляя автомобилем Ниссан <...>, совершил столкновение с автомобилем Мазда 6 <...> под управлением М. Материалами административного дела установлено, что ДТП произошло по вине Б. Как указывает истец, в результате ДТП автомобиль Мазда 6 был поврежден, сумма ущерба по страховому случаю составила <...> рублей <...> коп. Как указывает истец, в связи с тем, что автомобиль Мазда 6 застрахован в ЗАСО <...> последнее выплатило страховое возмещение в указанном размере, следовательно, к ЗАСО <...> перешло право требования лицу, ответственному за убытки. Истец также указывает, что ЗАСО <...> предъявило претензию в ОСАО <...> и Б. Как указывает истец, оплаты суммы от Б. не последовало. В связи с изложенным истец просил взыскать с ответчика сумму возмещенного ущерба в порядке суброгации в размере <...> рублей <...> копеек, а также судебные расходы.
Б. в ходе рассмотрения спора по существу исковые требования не признавал, полагая, что истцом не доказана его вина в совершении ДТП, заявил требования о возмещении расходов на проведение экспертиз.
Решением Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 04 декабря 2012 года постановлено взыскать с Б. в пользу ЗАСО <...> сумму ущерба в порядке суброгации в размере <...> рублей и расходы на проведение экспертизы в сумме <...> рублей <...> копейки, расходы по уплате государственной пошлины в сумме <...> рублей <...> копеек. В удовлетворении исковых требований в остальной части отказать. Взыскать с ЗАСО <...> в пользу Б. расходы на проведение экспертизы в сумме <...> рублей <...> копеек.
В апелляционной жалобе ответчик просит отменить решение суда как незаконное и необоснованное.
В своей апелляционной жалобе представитель ЗАСО <...> просит изменить решение суда в части размера суммы, подлежащей взысканию с ответчика, удовлетворив исковые требования в полном объеме.
На рассмотрение дела в суд апелляционной инстанции третьи лица М., представитель ОСАО <...> не явились, будучи извещены надлежащим образом о времени и месте проведения судебного заседания, назначенного на <...> (л.д. 170, 171), ходатайств и заявлений об отложении слушания дела, документов, подтверждающих уважительность причин неявки в судебную коллегию не представили. При таких обстоятельствах, в соответствии с частью 3 статьи 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации коллегия полагает возможным рассмотреть дело в отсутствие указанных лиц.
Судебная коллегия, обсудив доводы апелляционных жалоб, выслушав явившихся участников процесса, изучив материалы дела, приходит к следующим выводам.
В соответствии со ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, лица, причинившие вред личности или имуществу гражданина, обязаны возместить причиненный вред в полном объеме, если не докажут, что вред возник не по их вине.
Согласно ст. 1081 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, возместившее вред, причиненный другим лицом, имеет право обратного требования к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом.
В силу статьи 387 Гражданского кодекса Российской Федерации при суброгации права кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая, переходят к страховщику в силу закона.
При этом при суброгации не возникает нового обязательства, а происходит замена кредитора (потерпевшего) в уже существующем обязательстве. Право требования, перешедшее к новому кредитору в порядке суброгации, осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.
В силу п. 1 ст. 965 Гражданского кодекса Российской Федерации, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.
В соответствии с положениями ч. 4 ст. 931 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, лицо, в пользу которого заключен договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.
В силу статьи 1072 Гражданского кодекса Российской Федерации, сумма ущерба, причиненного лицом, застраховавшим свою ответственность, превышающая страховое возмещение, подлежит возмещению лицом, причинившим вред.
В соответствии с пунктом 3 статьи 7 Федерального закона Российской Федерации "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" страховая сумма, в пределах которой страховщик обязуется при причинении вреда имуществу одного потерпевшего возместить причиненный вред, составляет не более 120 000 рублей.
В ходе рассмотрения спора по существу судом первой инстанции было установлено, что 02 июня 2010 года в 18 часов 30 минут в <...> произошло столкновение двух автотранспортных средств - автомобиля Мазда 6 г.р.з. <...> под управлением М. и автомобиля Ниссан г.р.з. <...> под управлением Б.
Постановлением инспектора ДПС ОР ДПС ГИБДД УВД по <...> от 02 июня 2010 г. водитель Б. признан виновным в совершении административного правонарушения и подвергнут административному наказанию в виде штрафа в размере 100 рублей за то, что при развороте не уступил дорогу встречному транспортному средству Мазда 6 г.р.з. <...> и совершил с ним столкновение, чем нарушил п. 8.8 Правил дорожного движения Российской Федерации (л.д. 18 том 1). Данное постановление не обжаловано и не отменено, вступило в законную силу 13 июня 2010 г.
Материалами дела подтверждается, что на момент ДТП автомобиль Мазда 6 был застрахован по договору КАСКО в ЗАСО <...>. Указанным страховым обществом произведена выплата страхового возмещения М. в размере <...> рублей, поскольку указанная стоимость восстановительного ремонта была определена заказом-нарядом ООО <...>
Автогражданская ответственность Б. на момент ДТП была застрахована ОСАО <...>, которое признало указанный случай страховым и выплатило в пользу ЗАСО <...> страховое возмещение в размере 120 000 рублей.
Разрешая исковые требования, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 965, 1064, 1072 Гражданского кодекса Российской Федерации, исследовав и оценив по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации все представленные в материалы дела доказательства, включая показания свидетелей, допрошенных в ходе рассмотрения спора по существу, пришел к выводам о том, что в материалах дела нашел подтверждение факт причинения виновными действиями ответчика Б. ущерба автомобилю марки Мазда 6, гос. рег. <...>, который был застрахован в организации истца, при этом, учел, что ответственность Б. была застрахована в ОСАО <...> в связи с чем у истца, исполнившего обязанность по выплате страхового возмещения владельцу пострадавшего автомобиля, возникло право требования возмещения убытков к ОСАО <...> в размере, не превышающем установленный законом размер страховой выплаты при причинении ущерба имуществу одного потерпевшего, а также право требования возмещения убытков к лицу, причинившему ущерб, в части, превышающей размер установленной законом страховой выплаты, при этом, в ходе рассмотрения спора было установлено, что ОСАО <...> выполнило свою обязанность по возмещению истцу убытков, связанных с необходимостью производства страховой выплаты в пользу владельца автомобиля марки Мазда 6, гос. рег. N <...> в размере 120 000 рублей. При таких обстоятельствах суд первой инстанции пришел к выводу о необходимости взыскания с Б. в пользу истца стоимости восстановительного ремонта указанного автомобиля за вычетом произведенной третьим лицом выплаты.
Судебная коллегия полагает, что выводы суда первой инстанции в части разрешения вопроса о наличии у истца права на возмещение убытков за счет средств ответчика Б. подробно мотивированы, основаны на правильном применении норм гражданского законодательства, регулирующих спорные правоотношения, и соответствуют представленным по делу доказательствам, которым судом дана оценка, отвечающая требованиям статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
В тексте апелляционной жалобы ответчик ссылается на то, что в ходе рассмотрения спора по существу не была доказана его вина в совершении ДТП.
Судебная коллегия полагает указанный довод несостоятельным, в связи со следующим.
В соответствии со статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, содержание которой следует рассматривать в контексте с положениями пункта 3 статьи 123 Конституции Российской Федерации и статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.
Распределяя бремя доказывания по делу с учетом специфики предмета доказывания по спорам, вытекающим из обязательств из причинения вреда, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что на стороне истца лежит бремя доказывания самого факта причинения вреда и величины его возмещения, конкретных действий (бездействия) причинителя вреда и причинно-следственной связи между подобными действиями (бездействием) и наступившими негативными последствиями. При этом, обязанность доказать отсутствие вины причинителя вреда в причинении вреда лежала в данном случае на стороне ответчика.
В ходе рассмотрения спора по существу по делу была проведена судебная автотехническая экспертиза, производство которой было поручено экспертам Института безопасности дорожного движения.
Согласно заключению указанной судебной экспертизы, версия водителя Б. имеет равновероятное право на существование, совместно с версией водителя М., при этом, весь объем представленных на исследование материалов с технической точки зрения не содержит в себе каких-либо признаков полностью и однозначно подтверждающих или опровергающих какую-либо из версий.
Согласно части 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
В соответствии с частями 3 и 4 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.
Таким образом, экспертные заключения оцениваются судом по его внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании каждого отдельно взятого доказательства, собранного по делу, и их совокупности с характерными причинно-следственными связями между ними и их системными свойствами.
В ходе рассмотрения спора по существу были допрошены в качестве свидетелей З., О., которые подтвердили версию ДТП, изложенную водителем М. о том, что водитель Б., совершая маневр разворота, не уступил дорогу встречному автомобилю Мазда 6.
Судебная коллегия полагает, что показания указанных свидетелей в данном случае являются относимыми и допустимыми доказательствами по делу, поскольку свидетели были предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, при этом, их пояснения относительно сложившейся дорожной ситуации последовательны, подробны, точны, сведения, сообщенные свидетелями, не противоречат иным доказательствам, имеющимся в материалах дела.
Следует также учитывать, что Б. была подписана схема ДТП, составленная сотрудниками ОГИБДД, кроме того, в тексте протокола об административном правонарушении ответчик указал на то, что признает себя виновным в совершении ДТП. Постановление об административном правонарушении не было ответчиком обжаловано. Материалы дела об административном правонарушении подтверждают версию водителя М.
При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о том, что версия ДТП, изложенная водителем М., нашла подтверждение в материалах дела, поскольку в заключении эксперта указано, что она является состоятельной с технической точки зрения, при этом, факт того, что дорожная ситуация развивалась таким образом, как указал истец, подтверждается совокупностью представленных в материалы дела доказательств, тогда как версия ответчика, хоть и является состоятельной с технической точки зрения, не подтверждена доказательствами.
На основании изложенного судебная коллегия полагает, что истцом доказан факт причинения ему вреда, конкретных действий причинителя вреда и причинно-следственной связи между данными действиями и наступившими негативными последствиями. Тогда как доказательства факта отсутствия вины причинителя вреда в причинении вреда в материалах дела отсутствуют.
Таким образом, судебная коллегия полагает, что разрешая заявленные требования в части определения права истца на возмещение понесенных убытков, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, дал надлежащую правовую оценку собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам, тогда как доводы апелляционной жалобы Б. являются несостоятельными.
Определяя размер подлежащих удовлетворению исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что обязанность Б. по выплате истцу денежных средств возникла вследствие причинения вреда, а не из договорных отношений по страхованию, в связи с чем не подлежат применению условия договора, заключенного между ЗАСО <...> и М., в том числе и в части условий о том, что при определении размера суммы, подлежащей взысканию с ответчика, необходимо руководствоваться размером произведенной ЗАСО <...> выплаты страхового возмещения страхователю без учета износа и по ценам дилера. При этом суд полагал необходимым руководствоваться заключением автотовароведческой экспертизы, согласно которому стоимость восстановительного ремонта пострадавшего автомобиля с учетом эксплуатационного износа составляет <...> рубля.
Судебная коллегия не может согласиться с выводами районного суда в указанной части, в связи со следующим.
В материалах дела имеется сервисная книжка автомобиля марки Мазда 6, гос. рег. N <...> из содержания которой усматривается, что началом гарантийного периода для указанного транспортного средства установлена дата 16 июня 2009 года. При этом, гарантийный срок распространяется на период в течение 3-х лет или 100 000 км пробега со дня передачи автомобиля владельцу уполномоченным продавцом (официальным дилером).
Ни одно из событий, оговоренных в качестве оснований для прекращения гарантийного срока для поврежденного автомобиля на момент ДТП не наступило, следовательно, повреждения автомобилю марки Мазда 6, гос. рег. N <...> были причинены в пределах гарантийного срока.
Согласно позиции Верховного Суда Российской Федерации, отраженной в Обзоре по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан за период с 2010 г. по 2011 г., при определении размера страхового возмещения в отношении автомобилей, находящихся на гарантийном обслуживании в сервисных центрах официальных дилеров, следует исходить из того, что техническое обслуживание и ремонт таких автомобилей в период их гарантийного срока эксплуатации должны осуществляться предприятием гарантийного обслуживания. Несоблюдение условия об обслуживании таких автомобилей только в сервисных центрах официальных дилеров, является основанием для прекращения гарантийных обязательств, в связи с чем при наступлении гарантийного случая лицо понесет дополнительные убытки.
При таких обстоятельствах судебная коллегия приходит к выводу о том, что взыскание в пользу истца суммы убытков исходя из среднерыночной стоимости восстановительного ремонта поврежденного автомобиля в данном случае приведет к нарушению законных прав истца, выплатившего страховое возмещение, исходя из стоимости работ и запасных частей по ценам официального дилера ООО <...> поскольку обращение в иную организацию привело бы к нарушению владельцем автомобиля своих обязательств по гарантийному соглашению и, как следствие, к прекращению гарантийных отношений.
На основании изложенного судебная коллегия приходит к выводу о том, что суду первой инстанции надлежало определять размер суммы, подлежащей возмещению истцу, исходя из стоимости восстановительного ремонта пострадавшего автомобиля по ценам официального дилера, а не по среднерыночным ценам, в связи с чем решение суда в части определения размера суммы, подлежащей взысканию, подлежит изменению.
В ходе рассмотрения спора по существу судом первой инстанции было назначено проведение повторной автотовароведческой экспертизы, согласно заключению которой стоимость восстановительного ремонта по условиям официального дилера составляет 405 618 руб. (л.д. 66 - 71 том 2).
Таким образом, размер убытков истца, за вычетом возмещенной ОСАО <...> суммы составляет <...> руб. Вместе с тем следует учитывать, что истцом были заявлены требования о взыскании с ответчика <...> руб. Таким образом, не выходя за рамки заявленных требований, судебная коллегия приходит к выводу о том, что с ответчика в пользу истца подлежит взысканию сумма, равная 280 <...>
Поскольку судебные расходы были распределены судом первой инстанции между сторонами пропорционально удовлетворенной части исковых требований, а судом апелляционной инстанции сделан вывод о необходимости удовлетворения исковых требований в полном объеме, решение районного суда в части распределения судебных расходов также подлежит изменению.
В соответствии с положениями статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны все понесенные по делу судебные расходы, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 96 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Правила, изложенные в части первой настоящей статьи, относятся также к распределению судебных расходов, понесенных сторонами в связи с ведением дела в апелляционной и кассационной инстанциях.
Материалами дела подтверждается, что истец понес расходы по оплате проведения судебной экспертизы в размере <...> рублей (счет на л.д. 88 том 2).
Поскольку требования истца удовлетворены в полном объеме, с ответчика в пользу ЗАСО "<...>" надлежит взыскать судебные расходы в размере <...> руб.
При этом, в удовлетворении требований Б. о возмещении расходов на оплату проведения судебных экспертиз надлежит отказать в полном объеме, по основаниям, предусмотренным положениями части 1 статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Руководствуясь положениями статьи 98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статьи 333.19 Налогового кодекса Российской Федерации, судебная коллегия приходит к выводу о том, что государственная пошлина, подлежащая взысканию с ответчика в пользу истца, составляет <...> руб.
Кроме того, с ответчика в пользу истца подлежит взысканию государственная пошлина за подачу апелляционной жалобы в размере <...>
На основании изложенного, руководствуясь ст. 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

Решение Смольнинского районного суда Санкт-Петербурга от 04 декабря 2012 года в части взыскания с Б. в пользу ЗАСО <...> суммы ущерба в порядке суброгации в размере <...> рублей, расходов на проведение экспертизы в сумме <...> рублей <...> копейки, расходов по уплате государственной пошлины в сумме <...>, взыскания с ЗАСО <...> в пользу Б. расходов на проведение экспертизы в сумме <...> изменить, изложив решение в следующей редакции:
Взыскать с Б. в пользу ЗАСО <...> сумму ущерба в порядке суброгации в размере <...> рублей <...> копеек, расходы на проведение экспертизы в сумме <...> рублей, расходы по уплате государственной пошлины за подачу иска в суд в сумме <...> рублей <...> копеек, расходы по уплате государственной пошлины за подачу апелляционной жалобы в размере <...> рублей.

Ночью над нами пролетел самолёт,
Завтра он упадёт в океан,
Погибнут все пассажиры.
Завтра где-то, - кто знает, где? -
Война, эпидемия, снежный буран,
Космоса чёрные дыры...

Пожалуйста Войти или Регистрация, чтобы присоединиться к беседе.

Время создания страницы: 0.633 секунд